Yoongi
Мин Юнги
ID 28281293
Wenyang
Ли Вэньян
405414913
JiEun
Ли Чжиын
JungKook
Чон Чонгук
555225145


НУЖНЫЕFAQСЮЖЕТ
ПРАВИЛАВНЕШНОСТИАНКЕТА
Chat with Li Wenyang
То чувство когда 5ый день и ты состоишь на 80% из кофе и чая...





Все же в одном его отец был прав - люди слишком зависимы от эмоций и собственных привязанностей. Ну что же, Чонгук к своему отцу был точно не слишком-то привязан, а потому когда тот заразился, не особо долго раздумывал над тем, что делать. Кажется, за секунду до выстрела старший Чон даже посмотрел на сына каким-то осмысленным, одобряющим взглядом. Впрочем, возможно это лишь фантазия Чонгука...читать далее
декабрь 2018 года
днём солнечно до +6°С,
снегопад

Pestilence in Seoul. #RESTART

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pestilence in Seoul. #RESTART » PARTNERSHIP » KOREAN ACADEMY


KOREAN ACADEMY

Сообщений 61 страница 63 из 63

61

заявка от Seo Youngho

http://funkyimg.com/i/2JsZR.gif http://funkyimg.com/i/2JsZS.gif

ahn heeyeon
ан хиён

Профессия в реальности
участница exid


• ХАРАКТЕР/БИОГРАФИЯ/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ •

мы с тобой – испорченные и никем не любимые дети.
наша первая встреча отпечатывается на твоих губах совсем не робким моим поцелуем. думаешь, что просто так. не придаёшь значения. у тебя таких, как я – множество, уверена ты. но зато не уверен я. потому что таких в твоей жизни не было и не будет никогда, к твоему же счастью. я знаю о тебе абсолютно всё, ты обо мне – ни черта. меня мало волнуют твои привычки, мало волнует то, что ты любишь делать, а что – нет. меня волнует лишь факт твоего существования, который хочется подпортить. я целую тебя не за твои красивые глаза и кукольное личико. целую назло. чтобы потом сломать: «прости, но мне было просто интересно», «прости, вообще-то я вроде как по парням», «прости, но ты – моя сестра». будет больно, обещаю тебе. но это достойная плата за моё испорченное детство и отсутствие правильного примера правильных отношений в семье, где отец – с кем угодно, но только не с той женщиной, с которой должен быть.
я строю в своей голове безумные планы, меня не останавливает даже тот факт, что ты – хрупкая девчушка, которая, возможно, не заслужила такого отношения к себе. плевать. в моём сердце трещина на трещине. и раз уж так вышло, что ты – моя сестра, почему бы не сделать нас ещё более похожими? меня не мучает совесть. мне просто срочно необходимо избавиться от этого тяжелейшего груза. понимаешь меня, хиён?
а в ответ – не улыбка – оскал. мои расчёты оказались неверны. и «прости» говоришь мне ты, перекрывая все пути к твоему сердцу. хрупкости в тебе разве что от холодного хрусталя, который разбиваясь, вонзается глубоко под кожу. хищный взгляд и хищная улыбка. хищные и колкие слова. и вся ты – достойная копия того надлома, что вытягивает все душевные силы из меня, изнутри. мы похожи больше, чем можно было бы себе это представить. обманываю себя, что общаюсь с тобой против своей же воли. но на деле –  уже не потому, что надо. а потому, что нравится. задевать. делать больно, пытаться, но получать удар ножом в спину в ответ. улыбаться недвусмысленно и обещать однажды переломать хребет, но давиться от спазма в лёгких, когда маленький кулачок упирается с силой под рёбра: «прости, что ты сказал?» я больше не прикасаюсь к тебе. так, как хотел. мне не за чем. я просто честно признаюсь, что, вообще-то, мне всё равно на твои потрясающие внешние данные, а вот тот проходящий мимо парень вполне хорошо бы смотрелся в моей постели. на что ты киваешь и смеёшься. уже не так зло. скорее даже понимающе. а затем я признаюсь и в том, что я – та ещё скотина. ненавижу тебя, хиён. ненавижу и сам факт твоего существования. ненавижу, потому что у моего отца не должно быть детей, кроме меня, ты – ошибка. ненавижу, потому что понимаю, что за пару месяцев общения уже вижу свою родственную душу и не могу ничего с этим поделать. получаю в ответ пощёчину. и тут же – едва ощутимый поцелуй в щёку (ты со всеми такая, или это – особая привилегия, только для меня?). и снова прости. «прости, потому что я догадывалась». ты не спрашиваешь, как я узнал о твоём существовании. пусть мои бесконечные поиски и игры в шерлока холмса останутся в прошлом, тебя ведь не интересует. но зато ты смело рассказываешь о том, что видела своего настоящего отца лишь пару раз. а самого меня – на фотографии в его бумажнике. они детские, но глаза, говоришь, не изменились.
какие мы с тобой больные придурки, ан хиён, не находишь?
я не намерен извиняться за свои намерения. потому что знаю, что ты бы сделала ещё хуже, не будь я «таким же чокнутым».  давай забудем, прошу?
мы не держимся за руки и никогда не говорим, что любим друг друга. как брат сестру. забота друг о друге – то, что, никогда не будет нам знакомо. наши отношения – вывернутая наизнанку друг к другу ненависть и болезненная привязанность, потому что никто больше понять нас с тобой не сможет. ты – это я. у тебя в голове бардак. в жизни – тоже. у тебя нет друзей, у тебя есть те, кем ты просто можешь пользоваться. надменная, холодная, ненастоящая. твой взгляд пробивает насквозь и не оставляет шансов на выживание. ты давишь. потому что искренне уверена, что ты – лучше, выше всех (знаешь, какой бы невыносимой я тебя не считал, на деле ты права. вот только я никогда не признаю). ты хочешь, чтобы все так считали, пряча глубоко внутри искреннее желание найти своё тихое счастье. сжимаю твою ладонь в порыве сочувствия, вопреки всему на свете, крепко, почти до боли. чувствуешь? моя боль – твоя.
академия часто видит нас вместе. и только. ходят слухи о том, что я наконец-то «исправился», завёл себе девушку, вот только обидно, что она – такая же тварь. я давно плюю на мнение окружающих. ты – тем более. мы ничего не говорим. никому. обмениваемся ответными взглядами, и я неосторожно и грязно шучу о том, что ты, хиён, целуешься вообще-то неплохо, может, повторим? и спасибо, что твоё «нет» такое уверенное. нам кажется это забавным – не давать никакой информации о том, что происходит. никто не знает, что между нами на деле. никто и не узнает. и все наши грязные тайны останутся только нашими, сестра, ведь так?
в ответ снова говоришь, как сильно меня ненавидишь.
всегда.
но я то знаю, что в твоём «ненавижу» –  отчаянная просьба остаться рядом. взаимно, хиён. теперь уж точно н а в с е г д а.

• ТРЕБОВАНИЯ/ОБЕЩАНИЯ •

❖ честно? я не могу сказать, как в голову пришла эта идея. я просто понял, что надо. очень сильно. вот жизненно необходимо. а если я загорелся, потушить меня будет сложно :д
❖ как видно из заявки (ну я надеюсь, что это правда видно :д), хиён хочу себе в качестве сестры. у них с ёнхо на двоих один отец, который едва ли хотел, чтобы его дочь вне брака хоть когда-нибудь встретилась с его законным сыном. но судьба решила всё иначе.
❖ отношения лишь намечены. более подробно расскажу всё при вашем же желании. но это больше похоже на этакий лав/хейт, когда из одной крайности в другую, причём за один шаг. с учётом, правда, того, что всё-таки связывает их исключительно родственная привязанность (хоть и видно, что я попытался в инцест, но знаете, это инцест «на поржать», потому что обоим нравится провоцировать)
❖ просто берите её и любите. честное слово. она прекрасна. и с ёнхо смотрится, по-моему, хорошо. есть что-то в них такое, что торкнуло меня :д
❖ характер, био – всё на ваших чудесных плечиках. в общем-то, основу я дал. а как пойдёт дело дальше – решаете только вы. я приму любой. любить тоже буду любой. можете прописывать себе кого угодно, как угодно, кем угодно. я не привязываю только лишь к себе.
❖ замена внешности ПРИ ОЧЕНЬ СИЛЬНОМ ЖЕЛАНИИ возможна. но я упрямый до безобразия, и вряд ли у вас получится меня уломать :д я влюблён в хани, мне хорошо только лишь от мысли о том, что такая красота будет где-то рядом.
❖ мне не важен размер ваших постов. мне важно качество. да, банально звучит, но я действительно не смотрю на количество символов в принципе. вы только, пжлста, будьте активны, не бросайте роль через пару недель. эта девочка важна для меня.
❖ что я могу предложить вам взамен? весь мир к вашим прелестным ногам :д но если серьёзно, то я – весь ваш. игрой обеспечу, графикой – тоже (проблем с этим, к счастью, у меня нет, и любое ваше желание с радостью воплощу в жизнь), любовью и заботой – тем более :з
❖ если возникнут вопросы, то гостевая, а дальше и любая моя личная связь к вашим услугам. правда, очень жду. и скрещиваю пальцы. ЧТОБЫ УЖ НАВЕРНЯКА ♥♥♥

· ПОСТ ЗАЯВИТЕЛЯ ·

маленькая вечеринка никогда и никого не убивает. только если парочку нервных клеток и возможность отдохнуть так, как хочется именно тебе именно в этот вечер, думает со ёнхо, лениво перебирая струны чужой потасканной временем гитары в углу душной комнатки, развалившись на полу и с периодичностью раз в пять минут закрывая от усталости глаза. говорили, что будет безумно весело: алкоголь, который доставался с большим трудом, не говоря уже о нелегальном попадании в общежитие, возможно, тайком пробравшиеся девочки-первоклассницы, которые понятия не имеют, во что ввязываются, куча тупых шуток, поединок на приставках, бои чипсами, одна сигарета, что ходит по кругу, и куча всего прочего, что маркируется как «потрясающе интересно», но в глазах ёнхо лишь – скукота смертельная. интересно – разбивать окна, прыгать с крыши на крышу, разбиваться самому, падая со скейтбордов. интересно – валиться от усталости после очередного сумасшедшего прогона своего скудного репертуара на предстоящий, в далёком будущем маячащий сольный рок-концерт. свою крайнюю степень «заинтересованности» джонни демонстрирует открытым неприятием происходящего и нежеланием прекращать под пьяные вопли едва знакомых людей «бренчание на этой развалюхе». «единственная развалюха тут ты» – промежду прочим произносит он, мотнув головой и смахивая лезущую на глаза чёлку в очередной попытке наклониться ближе к инструменту и прислушаться к тому, как надрывно издают звук струны, готовые тут же порваться. какой придурок сумел так поиздеваться над святым? ёнхо бы запросто поотрывал ему руки, чтобы больше не прикасался. в ответ, конечно, он получается парочку смачных ругательств и вполне отчётливое «проваливай вообще отсюда», но лишь улыбается, всё ещё изучая гитару в своих ладонях. раздражать окружающих – слишком прекрасное занятие. одно из немногих, что искренне доставляет. одно из немногих, что держит здесь. на кой чёрт он вообще притащился, ёнхо не знает. на кой чёрт хвитэк в принципе решил его позвать, но сам сослался на незапланированную, но важную встречу для подготовки к тесту (ну и из какого класса она на этот раз?), со в принципе думать не хочет, но успевает отправить ему красноречивое сообщение, где чёрным по белому: «готовься, просто так тебе с рук это не сойдёт».

ёнхо понимает, что готов продублировать эти слова тысячу и, быть может, даже миллион раз, когда, подняв глаза на чужие бурные возгласы и приветствия, внезапно сильнее, чем обычно, сжимает музыкальный инструмент, и без того едва ли дышащий. ёнхо не трус и никогда им не был. ёнхо готов быть максимально откровенным и открытым. ёнхо пялится, по-настоящему так, без стеснения, на хёджона, улыбающегося своей блядской улыбкой всем вокруг, осознавая, что в этой кучке дерьма он всё равно, что кусок драгоценного металла. чёрт бы тебя побрал, мистер-само-совершенство. конечно, джонни более чем уверен, что хёджон не такой, каким рисует его воображение долгие несколько месяцев. и вполне возможно, что идеальная картинка – лишь недалёкость самого художника, который не желает присмотреться к ней внимательнее. джонни, впрочем, плевать. чужие глаза отвечают хитрым прищуром, кончики пальцев немеют, а в голове – оглушительная тишина.

ёнхо помнит, как первый раз «нарвался» на его стрим. ёнхо помнит, как решил, что этот мальчик – творение самого искусного живописца, не иначе (или как объяснить эти тонкие черты лица и болезненную бледность со взглядом некогда горящим, но вдохновляющее затухающим?). ёнхо помнит, как услышал его голос и решил, кажется, стопроцентно, что сошёл с ума, если захотел в ту же секунду посвятить едва знакомому парню сотни, тысячи написанных собственноручно и сыгранных, впрочем, тоже треков. таких голосов не существует. такие голоса – лишь плод несбыточной фантазии. однако факт налицо. ёнхо знает, что этот человек находится ближе, чем следовало бы. отслеживать каждый его шаг. ловить в коридорах, попутно на манжетах школьной рубашки записывая строки будущих песен, которые он посвятит только ему, мальчику, который никогда о нём не узнает (да и надо ли?). мечтать о том, как вместе они взорвут сцены. не без боли признавать, что его сердце уже взорвано. это чертовски страшно – осознавать, что снова и снова приходится падать в бездну слепой привязанности, понимая, что у этих чувств выхода не будет – только тупик. ёнхо пообещал не влюбляться, потому что его единственная любовь – давно погибла. ёнхо проще ломать цирк с дешёвыми представлениями, таская по углам хиён, о которой треплются все, но никто не догадывается, что она – всего лишь сестра. ёнхо проще забывать о поцелуе на каникулах с симпатичным мальчиком-баристой в одной из любимых кофеен, как и забывать о том, что наутро он оставил, оказывается, свой номер телефона, но со попросту сметает весь лишний мусор с прикроватного комода, не глядя на него. ёнхо проще просто быть по-настоящему привязанным лишь к своей гитаре, к своей музыке, к самому себе. но никак не к абсолютно чужим людям, от которых – лишь имя звучное, глаза, печально искрящиеся, да голос, от которого можно случайно потерять сознание, если захотеть.

со ёнхо не трус, но всё, на что его хватает сейчас, – лишь смотреть в ответ. а затем осознавать, что к чёрту. он не переживёт этот вечер рядом с собственным крашем в отвращении ко всему живому и льющихся оскорблениях со стороны в усмерть пьяных товарищей. встать и уйти. финита ля комедиа. как-нибудь в следующий раз.

парень пинает валяющиеся под ногами бутылки, хватает чужую гитару, о пропаже которой даже никто не вспомнит, и, хлопнув дверью, буквально вылетает в просторный коридор, оттягивая ворот и без того свободной чёрной футболки. чертовски душно. и ёнхо не уверен, что причина лишь в том, что народу много, а комната – мала. душно из-за собственных мешающих нормально существовать чувств.

шаг, второй. «с т о й».

и этот голос он узнает, даже если стремительно будет терять слух. этот голос он бы записал на диктофон и поставил на репит. он бы молился на этот голос. но это же болезнь, остановись.

и вот он напротив. катастрофически доступный. протяни руку, притяни к себе, заставь шептать на ухо безумные вещи и умирай, умирай, умирай, пока он прожигает тебя своими лисьими глазами. ёнхо смотрит на него слишком серьёзно, зацикливаясь лишь на том, как бы не выдать себя слишком быстро. половина академии, конечно, говорит о том, что у джонни интересы смещены в стороны смазливых мальчиков, но остальная же часть железно уверена, что зажатая в ладони ручка ан хиён – верный знак, что тут всё серьёзно. сам же джонни попросту устал от всех и вся. что же на уме у ким хёджона, он не знает. считает тот ли ёнхо натуралом? или свято верит в то, что слухи на пустом месте не рождаются? и нравится ли сам джонни ему хотя бы немного так же, как он, хёджон, ему? слишком много вопросов, ответы на которые путаются, словно клубок.

не для меня. напиться я могу и в своей комнате. а от шума болит голова, – ёнхо и сам не понимает, как переходит на хрипловатый бас, но считает, что это лучше, чем дрожащий от волнения голос. перед хёджоном хочется выебнуться максимально, и со не скрывает это. – а ты следил за мной? – претензия на наезд выглядит несерьёзной, со подкрепляет её усмешкой и полным копированием каждого движения хёджона: прислоняется спиной к противоположной стене и улыбается, как идиот.

и чем ты мне поможешь, ким хёджон? – один один. этот паренёк откуда-то знает его имя, значит ему не всё равно. ёнхо, в принципе, тоже. оба дают это понять друг другу в первые же несколько секунд общения. – знаешь, вот я бы перепихнулся ради снятия стресса и избавления от одиночества. но вряд ли это в твоей компетенции, парень. извини.

ох, знал бы ты, хёджон, как чертовски сильно свело всё внутри у ёнхо. и несмотря на пропущенный между словами смешок, развязную улыбку и взгляд в упор, джонни действительно боится. боится приближаться к тому, что кажется слишком совершенным. потому что он знает, что на деле оно – недостижимо.

0

62

заявка от Cai Xukun

https://i.imgur.com/TJGBhsS.gif  https://i.imgur.com/iC3VYFt.gif  https://i.imgur.com/a8L1Ra2.gif

wang ziyi
ван цзыи

Профессия в реальности
участник китайского idol producer, мембер группы NINE PERCENT


· ХАРАКТЕР/БИОГРАФИЯ/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ·

в один из самых сложных периодов в своей жизни сюйкунь встречает е г о — вечно спокойного, донельзя правильного и раздражающе-дружелюбного ван цзыи. сюйкунь строит из себя горделивого одиночку с особенным отчаянием, ведь его собственные раны не успели зажить, да и вряд ли успеют сделать нечто подобное в ближайшие столетия. просто за месяц до знакомства с цзыи, сюйкуня бросает самый важный для него человек. бросает весьма подло: просто его зеркально чистая репутация не должна быть испорчена слухами о гейских отношениях, которые как-то резко появляются в их общей компании школьных друзей. резко, но объяснимо элементарными вещами — рандомный парень из компании идиотов увидел больше, чем требуется ( случайно вошел в ванную комнату в один из интимных моментов этих двоих «друзей» с далеко недружескими потребностями ) после этого случая исин трусливо сбегает, переводится в другую школу, перестает общаться со своими «друзьями», а тем более — с сюйкунем. он начинает новую жизнь, а сам сюйкунь продолжает жить прошлым. точнее — попросту добивать себя воспоминаниями, ведь тогда он умудрился полюбить по-настоящему.

удар становится слишком болезненным, и китаец после этого случая объяснимо замыкается в себе. когда сюйкунь прямым текстом посылает цзыи на куй, он почему-то решает, что им просто жизненно необходимо общаться на круглосуточной основе. он лишь давится своей чертовски красивой улыбкой, и никуда от сюйкуня не уходит. напротив — насильно навязывает свое общество. очевидно, ему очень жаль цай сюйкуня, который убивает сам себя изнутри. скрываться и дальше за маской безразличия ко всему на свете, увы, больше не получается. цзыи в и д и т его насквозь. он чувствует, что сюйкунь один со всем этим дерьмом справиться не может. сюйкуню нужен был рядом хоть кто-то.
почему этим « кем-то » не мог стать ван цзыи ?

тем более, в какой-то момент сюйкунь его все-таки принимает. цзыи становится неотъемлемой частью жизни цая. той, которая вызывает внутри раздражающе-теплое чувство. рядом с ним комфортно, а без него — попросту неуютно. они срастаются друг с другом незаметно, но, кажется, уже навсегда.

их  дружба,  как  кажется — крепкая. такая,  что   железно « на века ». но  ван   цзыи   первым п о р т и т все на свете. портит то, что так долго и болезненно выстраивалось между ними. ведь зачем-то влюбляется в цая. и говорит об этом прямо, ведь скрывать не умеет и не хочет. желания сюйкуня противоположны одно другому: с одной стороны он очень хочет сказать досадное: « н е т », ведь подобное в его жизни уже происходило, да и окончилось слишком болезненно. с другой же, попробовать стоит.

второе становится началом конца, как может показаться. неловкие прикосновения, смущающие обоих фразочки, от которых зубы сводит от отвращения ( слишком приторно для них ), какая-то неправильная близость. это не становится чем-то обременительным для их отношений. может, сближает еще больше, чем до этого.

но сюйкунь — идиот. он живет прошлым. он все еще любит исина, периодически вспоминает, неосознанно сравнивает его и цзыи. он забудет, да. когда-нибудь все-таки сможет, н о . . .

обстоятельства складываются так, что после поступления в мужскую академию, цзыи находит себе еще несколько друзей « на стороне ». одним из этих друзей становится чжан исин. и именно с ним он находит больше всего « общих тем для общения ». именно с ним он « зависает » в те моменты, когда не находится рядом с сюйкунем. который, наверное, подсознательно недолюбливает нового человека в жизни своего « друга ». сюйкунь ревнует, сюйкунь выбирает позицию отрицания, мол « делай, что хочешь / общайся с кем хочешь, но меня не трогай ». он отказывается от постоянных предложений « потусить уже втроем, ведь чжан исин такой хороший ». и когда он слышит имя нового дружка цзыи, то ненавидит эту жизнь еще сильнее. он неловко отшучивается, что з н а л исина раньше, но « они поссорились в хлам, и общаться после такого не очень хочется ». но цзыи, напротив думает, что помирить этих двоих – идея прикольная, правильная в какой-то степени.

однако, он даже не догадывается, что своими собственными руками разрушает в с е. ведь чувства к исину вспыхивают с новой силой, когда цзыи обманным путем все-таки устраивает встречу этим двоим. сердце цзыи, должно быть, разорвется на тысячу осколков, когда он поймет, что сюйкунь больше не будет пытаться « любить » его. когда каждое на каждое прикосновение, попытку поцеловать, он скажет ожидаемое « н е т »

ведь ты, ван цзыи, хоть и прекрасен во всем и сразу, но ты все-таки н е чжан исин.

· ТРЕБОВАНИЯ/ОБЕЩАНИЯ ·

я не мог не написать заявку на этого парня. я не мог, будучи сюйкунем, проигнорировать данный канонище, поэтому – пускай будет маленький лучик надежды и дни ожидания того самого моего ван цзыи.

искренне хочу, чтобы по этой заявке хоть кто-нибудь пришел, ведь . . . во-первых, я очень люблю этих китайских деток продьюса. во-вторых, цзыи очень нужен для сюжетной составляющей между сюйкунем и исином. да и вообще . . . он просто нужен мне.

с радостью помогу с графикой, если вам будет страшно брать "какого-то рандомного китайца". материала, в любом случае, намного больше, чем может показаться на первый взгляд. тем более, он попал в топ9. и теперь - полноценный участник китайской группы, которая всем еще покажет   http://i.imgur.com/twMROpT.png
в первую очередь, я ищу этого парня для игры и самых драматичных сюжетов ( ! ) если вы такое тоже любите, то приходите, дарите мне себя и свои прекрасные посты.

хочу активного паренька, который будет сидеть на форуме и не против общаться на рандомные темы, а не только игры обсуждать.

очень жду ответственного, грамотного и активного человека
верю и надеюсь, что такой цзыи здесь и появится

после придержания жду в лс и желательно с постом. хочу сразу понимать, сыграемся мы или нет. заранее спасибо за понимание  ♥

очень сильно жду тебя, парень. серьезно, без тебя мой сюйкунь никак не справится.

· ПОСТ ЗАЯВИТЕЛЯ ·

а ведь в давно забытых отголосках собственного прошлого он был, действительно, счастлив. цай сюйкунь вспоминает о своих пятнадцати годах с улыбкой, которая лишь на несколько секунд замирает на идеально-смазливом личике. увы, но эта улыбка наполнена чертовым отчаянием, океаном ничем неприкрытой боли. просто сюйкунь в то время влюбляется. серьезно. по-настоящему. кажется, что попросту н а в с е г д а.  ведь не утонуть в черных глазах чжан исина – невозможно. ведь не отдаться ему, когда он целует так требовательно, а руками лезет под выглаженную белоснежную рубашку, на самом деле, китайцу кажется даже чем-то неправильным. и капкан окончательно захлопывается в тот момент, когда исин говорит, что любит его. впрочем, старший выдумывает это на ходу после очередной дурацкой ссоры с сюйкунем. иного метода заткнуть истерично настроенного цая в голову того не приходит. а сюйкунь принимает это признание за чистую монету. глупый, до невозможного наивный дурачок. сколько еще раз ты попадешься в эти искусно расставленные ловушки?

исин его никогда и не любил. у исина все было просто, с немалой долей наплевательского веселья к чужому внутреннему миру. он видел в их отношениях лишь незамысловатую, но увлекательную игру. правила к которой, кстати говоря, на ходу придумывал именно он. цай лишь следовал за ним. так  с л е п о,  будто бы теряя самого себя в тени другого человека. наверное, именно так и было.

ведь когда их отношениям приходит ожидаемый конец, сюйкунь не понимает одного: в чем именно он мог так сильно облажаться перед чжаном? разве причина могла заключаться лишь в том, что их увидел вместе их общий друг? разве исин мог так  л е г к о  отказаться от него, если любил? сюйкунь первое время с долей неподкупной наивности оправдывает старшего перед самим собой, но . . .

дни сменяются неделями, недели – месяцами, а от чжан исина ни одного признака жизни. он меняет школу, теряется не только для цая, но и для всех его прошлых друзей. исин с небывалой легкостью отказывается от своего прошлого. он живет новой, наверняка – еще более прекрасной жизнью. а цай сюйкунь пытается собрать из осколков свое сердце.

трансформация из общительного паренька, о котором мечтает каждая вторая девчонка школы, в необщительного, весьма сволочного мудака, проходит стремительно быстро. будто бы так всегда и было, д а ? многие не понимают его,  подло шепчутся за его спиной, рождая все новые и новые сплетни. но сюйкуню совсем не интересны люди. впрочем, как и искаженные ложью разговоры о нем. сюйкунь не пытается никому понравиться. он отдает свой школьный статус «идеального принца» какому-то рандомному пареньку, который выебывается из всех сил, чтобы достичь хоть половины от образа цая. неплохая попытка, честно. хоть и выглядит донельзя жалко.

когда сюйкунь всерьез задумывается о переходе в другую школу; переезде в соседний город, а может, даже дальнюю страну. он встречает его – такого необходимого, но совсем ненужного ван цзыи. огромное сердце цзыи и желание помогать на безвозмездной основе делает свое «гадкое дело» далеко не сразу. сюйкунь сопротивляется искусно: посылает открыто, с улыбкой, которая больше похожа на звериный оскал; игнорирует очередное обращение к себе, делая вид, что в радиусе ближайших пяти метров рядом с ним никого нет, да и не может быть. он не приходит на встречи, которые назначает его «друг», предпочитая занятия по актерскому мастерству, да очередной небольшой проект с эпизодической ролью в дораме.

сюйкунь говорит, что у него нет времени на всякие  г л у п о с т и.  отвали уже, ван цзыи, ну же! но он и сам не замечает, как его безразличие сменяется теплотой где-то в области сердца. как оскал одинокого, раненого зверя, заменяет искренняя и мягкая улыбка. ван добивается желаемого результата: сюйкунь больше не противится их сближению. напротив, китаец лишь крепче хватается за того, кто дает его жизни второй шанс.

однако, цай сюйкунь совершает огромную оплошность, когда подпускает к себе  с л и ш к о м  близко. спустя какое-то время ван цзыи признается в искренней и настоящей любви. сюйкунь не верит ему? скорее всего - верит. и вместо того, чтобы сказать такое ожидаемое « н е т », ведь подобный опыт в жизни цая уже был, и ничем хорошим это не закончилось. он не говорит, по сути,  н и ч е г о  определенного.  цай боится потерять ван цзыи, поэтому, наверное, и дает согласие на первый между ними поцелуй. он не сопротивляется, когда его подолгу обнимают, а иногда и сам сплетает их пальцы вместе. глупо, правда? сюйкунь теряет себя настоящего в этих искусственных отношениях. нет, в чувствах цзыи он не сомневается от слова совсем, просто он сам . . . разве он хоть немного любит цзыи в ответ?

конечно же  н е т.  в голове глупого цая тысяча и одна мысль о чжане исине. которого он пускай и не видел несколько лет, но забыть никак не мог. сюйкунь интуитивно сравнивает каждое действие цзыи с его «бывшим парнем». сюйкунь, в принципе, никогда не перестает думать об этом чертовом исине. а иногда, когда он должен, по идее, плавиться от слишком горячих прикосновений вана. когда цай просто обязан по-блядски выстанывать имя своего нынешнего партнера, он начинает представлять на его месте чжана. и это – самая несмешная, самая отбитая из всех шуток, которая только могла случиться с сюйкунем. почему? почему он никак не мог забыть о прошлом?

ситуация становится в разы хуже: поступив в мужскую академию, он даже и предположить не мог, что в одном из коридоров может встретить е г о. не заметить того, что с годами исин стал лишь красивее – невозможно. правильно-мужественные черты лица, окрепшая фигура. чжан исин из мальчишки превратился в настоящего мужчину. об которого сломаться – ничего не стоит. что сюйкунь и делает, кстати говоря. просто у него нет иного выхода. он вновь пойман в чужую ловушку.

даже если ему и хочется хоть раз завести разговор, он этого не делает. цай сюйкунь выше этого. цай сюйкунь больше не хочет собирать себя по кускам. вновь отчаянно убивать себя ради того, кто этого, в принципе, никогда не заслуживал. у сюйкуня, может быть, хоть и есть какие-то чувства к чжану, но он никогда.
н и к о г д а  не  позволит себе вновь дать слабину. он не позволит вновь испортить себе жизнь.

почему-то глупый цзыи начинает общаться именно с исином. почему именно он? п о ч е м у б л я д ь?  сюйкунь задает этот вопрос ни один десяток раз, даже не стесняется говорить об этом в открытую. но ван оправдывает себя тем, что «исин – крутой мужик; с ним просто очень весело зависать вместе».  цзыи еще уверяет сюйкуня, что ему этот чжан очень понравится. конечно же? понравится до самых крайних стадий страданий.

тактической ошибкой было то, что как-то раз цай говорит о том, что «вообще-то он знает исина, и он – нихуя не крутой». таким идиотским образом он бездумно огрызается на очередное промывание мозгов «своим крутым бро». он надеется, что ван наконец-то отвалит, но вместо этого в его глазах зарождается лучик надежды.

старых-добрых друзей свести еще легче, правда же, ван цзыи?

несколько попыток проваливается с треском. но упрямый нрав цзыи не победит ничто и никогда. знал бы он только, какую неведомую дичь творит. ведь он пытается свести не друзей на века, а двух болезненно влюбленных друг в друга ублюдков. их немые переглядки говорят намного красочнее слов.

но вот – контрольный удар со стороны вана: сюйкунь сидит за столиком в уютном кафе и ждет друга около минут двадцати. цзыи нетипично опаздывает, и цаю не остается ничего, кроме попыток соорудить журавлика из салфетки, которая для подобного не приспособлена никоим образом.

но вместо цзыи рядом с ним оказывается исин. банальная афера со стороны вана отдает болезненным спазмом в области сердца. сюйкунь теряется в собственных ощущениях, ведь голос исина не слышал очень давно. его внутренности буквально выворачивает наружу, когда исин приобнимает, а затем «дружеским» таким жестом слегка массирует его плечо.

сюйкунь возвращается в прошлое, но оно уже не вызывает улыбки. он вспоминает, как больно ему было. вспоминает несколько порезов на запястьях, когда хоть немного, но хотелось заглушить чертову боль. цай сюкунь вспоминает в с е.  и ему до отвратного паршиво.

но он не может больше демонстрировать свои слабости. они – теперь взрослые. а еще сюйкунь даже выше исина, что его очень забавляет, по правде говоря. он не поддастся. серьезно. что угодно, но только не это дерьмо. только не в этот раз.

я тоже рад тебя видеть — проговаривает сюйкунь, не забывая о своей фирменной улыбке, в которой ненависти к человечеству намного больше дозволенной нормы.

убери свои руки от меня? — плевать, что это и звучит, как вопрос, ответа сюйкуню ненужно. он отталкивает от себя старшего, даже умудряется с силой пихнуть того локтем в бок. сладкое послевкусие от мести никто не отменял. он садится вглубь дивана. можно наивно подумать, что он уступает исину место рядом с собой. но – нет. ему просто жизненно необходимо сесть подальше от дурацкого старшего.

серьезно, исин, просто не прикасайся ко мне больше — на мгновение его голос становится нетипично серьезным. металлическая такая сталь, которой никогда не видел от него исин. впрочем, все это появилось в нем именно после расставания. чжан исин поспособствовал становлению личности сюйкуня намного больше, чем  те же родители.

а нам есть, что прояснять? серьезно? — на лице цая застывает усмешка. во всем происходящем он видит совершенно идеальный по своей природе а б с у р д.  и лучше бы встать, бежать прямо сейчас. куда угодно. как можно скорее. но он почему-то остается сидеть на месте. лишь с силой мнет салфетку, которой никогда не суждено было стать красивым журавликом.

впрочем, как и сюйкуню никогда не суждено было разлюбить исина. это – что-то за гранью.

он ловит на себе чужой взгляд. смело заглядывает в черные глаза. цай пытается контролировать дрожь по телу. пытается не замечать того, что по его телу ходят табунами мурашки. ведь потеряться в чжан исине намного проще, чем кажется.

молчание прерывается громким звуком уведомления мобильного телефона. на экране высвечивается дурацкое: «дайте друг другу шанс». наверняка, следующим сообщением был призыв «поговорить и выяснить отношения». но сюйкунь даже не отвлекается на своего надоедливого парня.

ведь никаких блядских  ш а н с о в  больше нет. нет ничего и никого, кроме человека, который в данный момент сидит с ним рядом.

0

63

заявка от Im Changkyun

http://s7.uplds.ru/t/XI3JO.gif

yoo kihyun http://sg.uploads.ru/JAmov.png
ю кихён

Профессия в реальности
monsta x


• ХАРАКТЕР/БИОГРАФИЯ/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ •

http://s8.uplds.ru/t/WzEf3.jpg http://sg.uplds.ru/t/apslN.jpg http://s7.uplds.ru/t/RYFQh.jpg
#np human touch - promise not to fall

ю кихён – гений, круглый отличник и гордость родителей. кихён из тех деток, которых ставят в пример другим. другие их за это недолюбливают, но кихёну откровенно плевать. у него родители ученые, а брат чуть ли не в гарварде учится и обошел кихёна по всем направлениям. поэтому он, сколько себя помнит, столько и старается изо всех сил похвалу старших заслужить. это не так просто, как кажется на первый взгляд, но у него получается весьма неплохо. год за годом новый крышесносный результат, еще одна золотая медаль, еще одно первое место в олимпиаде по информатике, еще одно благодарственное письмо родителям. еще, еще, еще. кихёну отчего-то кажется, что он делает недостаточно, что ему так много всего успеть необходимо, совсем неважно, сколько раз его имя упоминается в числе лучших. ему нужно быть самым лучшим.
ю весь такой в себе уверенный, самодостаточный, не по годам зрелый, будто знает заранее, что важно, а что значения не имеет. легкий прищур вечно усталых глаз и недовольное выржание лица, кричащее такое очевидное для юноши «я же говорил», и короткие вздохи после. кихён живет по правилу «хочешь, чтобы было лучше, сделай сам» и окружающим совершенно не доверяет. у него друзья только проверенные временем, трудностями, тяжелыми периодами, оттого их так мало, но кихёну и не нужна футбольная команда, чтобы себя чувствовать любимым и необходимым. кихён довольствуется малым и ценит безмерно дружбу настоящую. ни от кого невозможного не требует, кроме самого себя.
кихён давно опредился с жизненными целями и знает, что школа – это не навсегда, поэтому и не зацикливается на вечных подколах одноклассников и не только. он осознает прекрасно, что подростки ядом прыщут не то от зависти, не от скуки. у него, если на чистоту, нет времени на все это. больше всего на свете мечтает, чтобы в сутках было больше, чем двадцать четыре несчастных часа. потому что нереально везде успеть и воплотить в жизнь все намеченное. у него в ежедневнике вечный бардак, прочерки и дела, наслаивающиеся друг на друга. а потом - мешки под глазами и вид нездоровый. зато возле каждого пункта в ежедневнике будет стоять галочка, а для кихёна это жизненно важно.
у кихёна брат женился на красавице бортпроводнице, а он уже который год не может признаться родителям, что привлекают его не девочки в мини-юбках, а тощие мальчики. он свою ориентацию ото всех скрывает и даже в специальном приложении для знакомств зарегистрироваться не в силах, потому что оно отчего-то кажется ему чем-то постыдным. по крайней мере, в его семье уж точно не обрадуются предпочтениям младшего сына. кихён откладывает назревающую и животрепещущую проблему в долгий ящик и старается жить так, будто все в порядке. будто все как-нибудь само собой срастется и, как страшный сон, забудется.

« моя жизнь, как вечеринка, где я не знаю никого.
если честно, я остался,
чтобы потанцевать с тобой
»

они встречаются на какой-то дурацкой вечеринке, смыться с которой мечтают почти синхронно и сталкиваются уже в дверях. у чангюна тут же глаза загораются и он совсем беззастенчиво выпаливает «это же ты, чувак с доски почета!». кихён улыбается скромно и говорит, что там ведь не только его портрет. но чангюн, видимо совсем опьяневший от трех бокалов вина, смеелет окончательно и заявляет, что ю там самый яркий и запоминающийся. кихёну подобное отношение, конечно же, льстит и он думает о том, чтобы остаться еще ненадолго. и остается. чангюну кихёновский смех кажется необыкновенно заразительным, а кихён от тупых шуток чангюна отчего-то не может не смеяться. их первый поцелуй случается в 01:33 после двух бутылок красного полусухого, тонны неловких прикосновений и взаимных улыбок, от которых пульс учащается и улетает прямо в соседние галактики.

на следующий день кихёну хочется провалиться под землю, он молит всех существуюзщих богов, чтобы у чангюна память отняло или все оказалось лишь отвратительно_сладкими галлюцинациями. но боги мальчиков, вроде кихёна не слушают, и уже в библиотеке его настигает вездесущий чангюн с неизменно горящим взглядом и улыбкой такой, что внутри что-то скручивается в узел, и все это кажется кихёну таким нелепым и будто не с ним происходящим. они не говорят ни о вечеринке, ни о том, что тогда произошло. кихёну страшно, а чангюн, кажется, совершенно невинным и непозволительно глупым, но даже это кихёна не отталкивает.

- задание по физике такое трудное, - чангюн перед ним тяжело вздыхает и чуть не бьется головой о парту, а потом просит помочь. кихён отказать не может, хотя у самого дел по горло и вообще не в его это принципах помощь оказывать столь безнадежным случаям, вроде има.

• ТРЕБОВАНИЯ/ОБЕЩАНИЯ •

почти все в заявке менябельно, хотя мне очень и очень нравится именно такой кихён. я обязательно обеспечу вас игрой и вниманием. с фш я не дружу, простите :с но обещаю помочь всем, чем смогу ♥

• ПОСТ ЗАЯВИТЕЛЯ •

Отец выделял Беллу среди остальных сестер с самого детства. Раз уж Друэлла не смогла родить ему сына, то так тому и быть, он в силах вырастить истинного наследника из дочери, он превратит девочку с большими глазами и непослушными волосами в защитника и достойного представителя семейства Блэк. Именно поэтому Сигнус воспитывал старшую из дочерей методом кнута, в то время как Циссе и Меде доставался пряник пополам. Блэк старший всмегда был скуп на эмоции и повалу, оттого и заветным желанием Беллатрисы, будучи девочкой, было заслужить доброе слово от отца. Хоть одно, хоть какое-нибудь совсем незначительное, но непременно вселяющее двойную силу в душу подрастающей Блэк. Аристократы не привыкли проявлять излишние эмоции, считая это дурным тоном, поэтому Белла никогда не жаловалось и уж тем более не смела критиковать отцовские методы воспитания. Каждый раз когда он улыбался ей, едва различимо и практически призрачно для чужих, Белла находила в легком движении губ, неизменно украшающем строгое лицо отца, все, к чему когда-либо стремилась, - одобрение и гордость.
Когда она решает вступить в ряды Пожирателей, Цисси и Меда только удивленно хлопают глазами, старательно слова подбирают, наизусть зная взрывной характер старшей сестры. Нарцисса, изящным движением убрав со лба белокурую прядь, прикусывает нижнюю губу, но тут же останавливается, будто бы получив какой-то невидимый удар сзади. Она всегда была той, кого больше заботило то, как она выглядит и как ее воспринимает общество. Найти жениха, подающего надежды, из тех, что одобрят старшие, желательно с симпатичным личиком и огромным поместьем, в котором будет как минимум три гардеробных для любимой жены. Ах, Цисса, стремилась встать за мужской спиной, чтобы не мучаться от извечных головных болей, не влезать в дела ее некасающееся и быть абсолютно счастливой, точно так же как безмолвная Друэлла. Андромеда слов не подбирает, природной прямолинейстью она не отставала от Белла и никогда не прикрывала ложь или собственного недоверие словами в красивой обертке, Меда на самом деле немного заботилась о чужих чувствах, но оттаивала гораздо быстрее злопамятной Беллатрисы. Меда говорит: «Не губи себя. Политика – не женское дело. Не будь дурой, Белла!», за что получает взгляд, от которого вот-вот и все вокруг окажется окутанным языками пламени. Она знает, в чем дело, поэтому не напоминает Белле из-за кого та втемяшила себе в голову программу, которая, она уверена, приведет ее к погибели. Андромеда с мотивами Пожирателей не согласна, но скажи она что-то подобное в отчем доме, от нее откажутся в ту же секунду, поэтому она лишь действиями напоминает семье о том, что она от них отличается и мириться с текущим положением не станет. Белла в ответ лишь усмехается, поставить на место сестру проще простого. Она уязвима до невозможности, пусть и не такая глупая, как Цисса. Она ведь и без волшебной палочки все кости переломает тому мерзкому грязнокровке из Хаффлпаффа, который смеет разгуливать под руку с Медой у всех на глазах. Андромеда ведь тоже хороша, потому что позволяет, потому что позорит не только себя, но и выставляет семью всеобщим посмешищем. Она говорит, как здорово будет прикончить его у нее на глазах, она смотрит в ее бездонные черные зрачки, в которых читается страх неподдельный, и смакует каждое слово, потому что Андромеда – предательница и если она не опомнится сейчас, Белле такая сестра не нужна. Блэк – не просто фамилия, которой можно гордиться. Блэк – это нерушимые традиции и ценности.
Сигнус выбор Беллы поддерживает, одобрительно хлопает по плечу и улыбается снова, говоря, что в выборе не ошибся. Белла – его гордость, Белла – его дитя. Он не подозревает, что в сердцем юной Блэк теперь владеет другой мужчина. Все эти годы она росла лишь ради того, чтобы угодить отцу. Но теперь… теперь она принадлежит другому, отныне каждый ее вдох ради другого. Она не то чтобы влюбилась с первого взгляда, она его прочувствовала, как только увидела. Она ослепла, потеряла себя и вновь обрела в нем.
- Хозяин, спасибо! Это великая честь для меня. – Белла вне себя от счастья, никогда прежде она не ощущала себя столь полноценной, столь необходимой. Черная метка совсем не саднит, черная метка – ее непрерывная связь с Ним, черная метка – теперь любимая часть тела.
Время останавливается, кажется, на целую вечность. Существует только Он. И Белла осознает, что все это время жила ради встречи с ним. Ее предназначение - быть рядом.

срочно требуются    ACTION no. 2 — 2 WEEKS — DANCING HIGH

0


Вы здесь » Pestilence in Seoul. #RESTART » PARTNERSHIP » KOREAN ACADEMY


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC